Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

grafoman62

Глубинный народ


 Вот небольшой фрагмент путевых зарисовок Джованни  Казанова во время его пребывания в России с 1764 -65 года.

«Обед прошел очень весело, так что к концу десерта каждый уже подумывал о том, чтобы уединиться со своей избранницей, и я был как раз на верном пути к моей Проте, если бы не неожиданное событие, разрушившее все мое прекрасно подготовленное предприятие.
Луини приготовился к охоте и позвал нас посмотреть на его ружья и собак. Отойдя вместе с Зиновьевым шагов на сто от императорского дворца, я заметил очаровательную юную крестьяночку. Я указал на нее Зиновьеву, мы устремились к ней, но легкая и стройная, как козочка, она ускользнула от нас
и скрылась в неказистой хижине, куда мы и зашли вслед за нею. Мы застали отца, мать и детей. Самый красивый ребенок — та самая девочка — прижалась в углу с видом загнанного кролика.

Зиновьев, который, между прочим, был впоследствии двадцать лет посланником в Мадриде, долго говорил с отцом семейства. Разговор шел по-русски, и я, конечно, понять ничего не мог, но догадался, что говорили о юной красавице: отец подозвал ее, она подошла с видом полнейшей покорности и,
потупив взор, остановилась перед нами.

Collapse )

Часики



Это очередная история из рассказов моей тети  Дифы.
Тетя Дифа - старшая сестра моего папы, они были разлучены в детстве. История давняя и мутная.
Бабушка Женя, мать моего отца и Дифы, развелась со своим  мужем еще во время войны (2 Мировой), нашла себе другого мужчину, - какого то польского промышленника, и намерилась бежать с ним в Варшаву вместе с детьми. (почти водевиль) На границе случился затор, у моего папы не было каких-то прививок, Женя (бабушка) хотела сначала уехать с Дифой, а потом забрать Володю (моего отца). Володю временно оставили у каких то друзей, но тут подсуетился  отец (он же мой дед) и забрал Володю. Дело было в 45 году, где-то в конце Мировой 2. Она тогда, кажется, еще не кончилась.
Словом, неразбериха тогда была.
Расстались они ( папа с сестрой и матерью) на много лет и встретились уже где-то в 50 годах - мой отец тогда учился в Москве. После смерти Сталина  стали понемногу выпускать, и отец смог поехать в Варшаву, чтобы встретиться со своей матерью и сестрой. В 57, кажется, году, хотя, точно не скажу.
А тогда, во время этих событий, они  еще были детьми.
Совсем недавно я стала более близко общаться со своей тетей и много нового  из семейных хроник узнавать. Про 2 Мировую  тоже. (Я, конечно, догадывалась, что наши знания о Мировой 2, не совсем точны, но все-таки не до такой же степени...)
Вообще,  я  убеждена в том, что  историю могут рассказывать только очевидцы, все остальное - это либо мифология, либо боевые легенды - пропаганда, иными словами.  
То, в чей подлинности у меня нет повода усомниться - это детские воспоминания моей тети. Есть еще рассказы ее близких. Но как сама она говорила, детские -  они самые сильные.
Она еще говорила, что самая ее большая рана - это разлука с братиком. Они очень дружили. Призналась, что эта травма от разлуки не зажила.
Было  еще много рассказов моего деда, ее отца. Все эти истории  дед вываливал на Дифу, когда они снова встретились в 50 годах. Он тогда крепко начал выпивать . Мог выпить бутылку и даже не захмелеть.
 Роль его на войне была какая-то темная. Он то ли военруком был, то ли политруком - я не очень сильна в этих терминах... Знаю, что он подписывал расстрельные списки для уклонистов и  "самострелов" ( это те, кто наносил себе увечья, чтобы не идти на фронт).
Из рассказов тети Дифы я  так же узнала, что баба  Женя, ее мать, мужа своего никогда не любила и вышла за него замуж  только из-за страха, страха перед ЧК. Отец ее в гражданскую войну служил в белой гвардии, причем, служил - это громко сказано - был то каким-то бухгалтером. Это скрывали, семья жила в постоянном ужасе ареста, баба Женя  и вышла то  за деда из страха. Дед уже тогда был какой-то наменклатурой, а она - привлекательная женщина . Чисто из инстинкта самосохранения...  
А дед, похоже ее любил, а она его нет. Такое ощущение, что она вообще-то никого не любила - просто не  могла  - все ее существо поглотил страх.  Она вообще была глубоко травмированным человеком. ЧК, или КГБ (я не знаю, как тогда называлось это подразделение) она боялась всю жизнь, даже тогда, когда, бросив сына, сбежала в Варшаву. Даже когда Советский Союз распался и она,  уже умирала, то и тогда она все причитала, что вот кто-то из ЧК за ней охотится и должен убить.
Да, а при чем тут часики, я все никак не приступлю.....
 (Еще есть целая серия рассказов в рассказе - это военные истории ее отца, со слов Дифы. Однажды я пыталась опубликовать один из таких "рассказов тети" о войне, но только кончилось это весьма плохо - от меня отписалась моя давняя знакомая, которую я знала почти 30 лет. Сейчас не общаемся. Стремное это дело- правду писать)
Так вот, что за часики?
Тетя Дифа рассказывала, что она их словно сейчас видит: такие красивые, маленькие, в прозрачной коробочке, хотя события относятся к 40 году.
Как я уже говорила, дед был каким-то партийным деятелем (как называлась должность - не знаю). И вот сразу после "пакта Молотов - Риббентропа"  ( если вы понимаете о чем речь), деда командировали в Бессарабию. Да, ту самую, которая стала "нашей" после того самого "пакта". (Такой "Крым наш").
Что там происходило, тетя Дифа ни знать ни помнить не могла - была совсем  ребенком. Но вот одну сцену она помнит до сих пор:
 -    Бабушка ругает маму, кричит в голос : "Как ты могла, как ты могла... Это низость , гнусность..."  -  Что  за низость, что за  гнусность - я же не понимаю, я ребенком была  - продолжает  тетя.
—  Зачем ты купила эти часики, на них кровь! Ты это понять можешь?
Потом бабушка стала плакать.
Дело в том, что на "вновь присоединенных территориях" начались массовые аресты и имущество арестованных  распродавали. Женя (мать Дифы) соблазнилась на маленькие красивые часики, тем более, что стоили они гроши. У бабушки (ее матери) и началась истерика.  Да мать,  конечно, заглотила это брак из "самосохранения", но уже мародерства она  стерпеть не смогла.
Дифа помнит эту сцену как сейчас и часики эти помнит, даже футляр запомнила.
Еще вспоминает:  " Там дома такие были, со ступеньками, колоннами; посуда там была такая красивая, ковры, кружева... Вся эта номенклатура на телеги и в грузовики себе все сваливала...  как сейчас помню эту красоту. А жильцов всех арестовывали..."
Куда потом делись эти часики она уже не знает.


Поздравляю!

 Поздравляю всех своих еврейских друзей с праздником Пурим! Благословений вам!


А картинку эту я  в свое время и нарисовала как раз к этому празднику.


     Это было давно, в 2003 году, и я работала в еврейской школе художником-оформителем. Точнее там уже был художник-оформитель Саша, но он занимался музеем памяти при школе и они взяли меня, что было очень странно, учитывая мою фамилию.

 Школа находилась близко от моего дома, и это было очень удобно.

    Впечатление, конечно, колоссальное! Совсем не похоже не на одну школу, да и вообще ни на что не похоже! Ощущение такое, будто ты оказался внутри какого-то фильма Феллини, фильма про большую шумную итальянскую семью, которая при этом куда-то собирается срочно уезжать или готовится к какой-то свадьбе. Словно это не школа, как некое госучреждение, а собрание какого-то семейного клана, где воспитателей больше, чем самих детей. (Там и вправду  учителей больше учеников.)

Collapse )