Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

grafoman62

Frustra fit per plura quod potest fieri per pauciora

ОККАМ УИЛЬЯМ(1280 - 1349 ) - английский логик, философ, богослов. 

     Один из представителей поздней схоластики, номиналист. Родом из Англии, учился и преподавал в Оксфорде. По обвинению в ереси был вызван в Авиньон папой Иоанном XII. Бежал в Мюнхен, к Людвигу VI Баварскому, политическому противнику папы. В Мюнхене Уильям Оккам написал многочисленные политические сочинения, в которых он, в частности, защищал францисканский идеал бедности и выступал против учения о непогрешимости Папы. Религиозно-политические труды Уильяма Оккама позволили исследователям его творчества назвать его «первым протестантом». Как философ интересен взглядами на соотношение веры и знания и истолкованием природы универсалий. Основные работы – «Свод всей логики», «Распорядок», «Избранное», «Об истолковании». Ему, как правило,  приписывают фразу про какие-то «сущности, которые не надо умножать…». 

  Этого он не говорил, а на самом деле вот его тезисы:

 «Без необходимости не следует утверждать многое» (лат. Pluralitas non est ponenda sine necessitate).

Порой этот же  принцип выражается в словах:

  «То, что можно объяснить посредством меньшего, не следует выражать посредством большего» (лат. Frustra fit per plura quod potest fieri per pauciora)

 Иными словами: «Самое простое объяснение обычно правильное.» - это один из вариантов перевода.

Это я про текущую политику пытаюсь порассуждать, если что….

А это его (Оккама) предполагаемый портрет.

grafoman62

Уютный мир

                                                


Вот сейчас, перечитывая Карамзина "Письма русского путешественника" (1789 - 1790), вдруг подумала: Какой же уютный был мир в конце в 18 веке.

 Вот Карамзин, описывая свои путешествия по Европе, рассказывает, как проезжая Кеннигсберг,  он решил, как бы между прочим, заодно и заехать в гости к Канту. (Много о нем наслышан). Вот так: ехал мимо и думает: А не завалить ли мне к Канту Иммануилу?

 Сейчас это, конечно, воспринимается как что-то вообще... Представьте себе: этак я поеду в Париж, и так, между делом, думаю: а не завалить ли мне к  Квентину Мейясу, там, - ликерчику попить, потрепаться? Ну, это ладно, это я в порядке бреда, а тогда, в 18 веке было все нормально. Людей было мало и мир был уютнее.

 Вот фрагмент из его записок:

 "Меня встретил маленький, худенький старичок, отменно белый и нежный. Первые слова мои были: "Я русский дворянин, люблю великих мужей и желаю изъявить мое почтение Канту". Он тотчас попросил меня сесть, говоря: "Я писал такое, что не может нравиться всем; не многие любят метафизические тонкости".

С полчаса говорили мы о разных вещах: о путешествиях, о Китае, об открытии новых земель. Надобно было удивляться его историческим и географическим знаниям, которые, казалось, могли бы одни загромоздить магазин человеческой памяти; но это у него, как немцы говорят, дело постороннее.

Collapse )